Клубинка

"БиС" Продюсерская компания

концерты, спектакли, кино, вечеринки

ПH
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС


Публикации
Вам понравилось?



Сергеев Владислав Александрович
 
Сергеев Владислав Александрович

Имя череповецкого графика, заслуженного художника России Владислава Александровича Сергеева хорошо знакомо всем любителям изобразительного искусства Вологодчины. Четыре с половиной десятилетия его произведения привлекают зрительское внимание на больших и малых выставках в нашей области, в Москве и других городах России и за рубежом. О работах художника спорят специалисты, пытаясь объяснить своеобразие его гравюр и определить пути развития мастера. Ведь каждый новый выход художника к зрителям становится праздником истинного искусства. Владислав Сергеев – наиболее яркое явление в современном изобразительном искусстве Череповца, города большой индустрии, где, среди убыстренного ритма жизни деловых людей, изящный и поэтический мастер умеет находить вторую, духовную реальность, умеет быть как бы со всеми и все-таки оставаться всегда наедине со своим особенным лирико-поэтическим ощущением. В этом ином видении окружающей жизни самыми близкими и открытыми для него становятся герои, образы и видения Древней Руси, классической русской и мировой культуры.
Творчество Владислава Сергеева продолжает художественные традиции старого и активно развивающегося сегодня Череповца. Вспоминается старина. Во всей силе таланта предстают перед нами славные земляки - поэты Константин Батюшков и Игорь-Северянин, великий живописец Василий Верещагин, созидатель и благотворитель, долголетний городской голова Иван Милютин. Биография Сергеева лишена внешней броскости, и, тем не менее, Сергеев всегда пользовался устойчивой репутацией серьёзнейшего профессионала.

Владислав Александрович Сергеев родился 1 мая 1938 г. в селе Кузьминское Тутаевского района Ярославской области. Родители Сергеева происходили из крестьян деревни Кузнечиха Череповецкого уезда, входившего в состав Новгородской губернии, а позже Ленинградской и Вологодской областей. При создании Рыбинского водохранилища деревня на реке Шексне оказалась в зоне затопления. В 1936 г. двухэтажный родительский дом сплавляли по воде до Тутаева. Так художник родился на ярославской земле, чтобы потом, через годы, оказаться в Череповце, на родине своих предков.
Особенности характера и судьбы Сергеева во многом были определены его детством. Он рано, в трехлетнем возрасте, остался сиротой. Его мать, простая женщина, работала техничкой в общежитии, – умерла в 1942 году. Отец на войне был шофёром. Прошёл все трудные годы Великой Отечественной и погиб в Германии 5 мая 1945 г. Для будущего художника начались годы жизни в детских домах, правда, удача не оставляла его никогда. Он рано начал рисовать. Способности его были замечены. В первые послевоенные годы он воспитывался в детском доме при нефтеперерабатывающем заводе им. Менделеева, а с 1951 по 1954 год жил и занимался в Ярославле уже в специализированном детском доме для одарённых детей. (В те годы в Советском Союзе было 3 элитных детских дома для особо одарённых детей-сирот). Как вспоминает художник, этот детдом тогда «вовсю гремел». Там были хор и оркестр, танцевальный коллектив и студия изобразительного искусства. Сергеев делал быстрые успехи, и со своими акварелями в 1953 и в 1954 годах уже участвовал во всесоюзных и всемирных выставках детского художественного творчества и завоёвывает первые места. Успехи его были столь впечатляющи, что кинематографисты из «Мосфильма» даже сняли документальный фильм о талантливом подростке. Его работы экспонировались в пяти странах мира.
Затем были годы учебы (1954-1959) в Ярославском художественно-педагогическом училище. Дипломная работа, картина «Капустницы», написанная темперой, была оценена как один из лучших дипломов училища, Её оставили на хранение в специальном учебно-методическом фонде. Затем были годы поиска своего места в творческой среде. Служил в армии (1959-1962 гг.), занимался оформительством в подмосковной воинской части. Поработал в Ярославле художником-оформителем на Ново-Ярославском нефтеперерабатывающем заводе, в Новосибирске, и в 1963 г. зазвал его на Вологодчину соученик по училищу и друг Евгений Соколов. Добро на переезд и работу в Череповецком филиале Вологодского отделения Художественного Фонда дал тогдашний председатель областной организации Союза художников Николай Баскаков. В том же году Сергеев впервые принял участие в областной выставке в Вологде. Так Сергеев вошёл в коллектив художников и особую атмосферу художественной жизни Вологды 1960-1970-х годов, в период всеобщего увлечения графикой.
Серьёзнейшим образом Сергеев изучал гравюрную коллекцию Семена Ивенского бывшего в ту пору директором Вологодской картинной галереи. В 1965 г. в областной картинной галерее прошла первая выставка «Вологодская графика». А в 1971 г. в выставочном зале Союза художников в Москве вологодская графика была представлена как самобытное, яркое, сформировавшееся явление российского искусства.
О работах Сергеева в 1960-е годы писал историк и художественный критик Лев Дьяконицын. Немалую роль в жизни и искусстве Владислава Сергеева сыграло его постоянное летнее пребывание в деревне Оденьево на Цыпиной горе близ Ферапонтово, где он в 1965 г. купил дом, завел пасеку. Здесь обосновались многие художники из Вологды и Москвы. Можно сказать, что в Вологде и Череповце Владислав Сергеев сформировался как график в профессиональном плане. А в Ферапонтово он не только нашёл темы и образы своих основных гравюр, рисунков и пейзажей. Здесь он нашел духовный стержень своего искусства, присутствие и благодатная сила которого выделяет творчество Сергеева в кругу его коллег и современников. Ферапонтов и Кирилло-Белозерский монастыри погрузили душу мастера в мир умозрительных образов, величавой пластики и художественной изысканности. Здесь сформировались особые композиционные решения гравюр и рисунков художника – с далями, высокими облаками над низкой линией горизонта, с отражением храмов и холмов в озерных водах.
На протяжении десятилетий своей творческой жизни Сергеев работал практически во всех техниках, видах и жанрах изобразительного искусства. Главная область его искусства – это мир графики, гравёрное мастерство. С середины 1960-х гг. увлечение эстампом стало повсеместным. Но и когда гравюра постепенно стала выходить из моды и уступила место новым поискам в живописи, художник остался верен ксилографии. Сосредоточенная работа в тиши мастерской, полное погружение в сам процесс кропотливой, миниатюрной резьбы по дереву, общение с миром книг, историко-философские размышления всё это отвечает характеру и художественным интересам мастера. Сергеев всегда много рисовал. Уже в его дипломной работе в художественном училище графические приёмы доминировали над живописными. От рисунка он перешёл к монотипии, сделал несколько проб в линогравюре. Потом полностью сосредоточился на ксилографии. Немного занимался резцовой гравюрой на металле. Постоянно рисовал графитным, затем итальянским карандашом, углем, сангиной, пастелью, тушью, пером и кистью. В последнее время всё чаще стал работать акварелью.
Впервые художник заявил о себе по большому счёту в 1964-1966 годах, когда выполнил серию монотипий «Люди и металл». Монументальные, большеформатные черно-белые монотипии, экспонировавшиеся на многих выставках, остаются, интересны и по сей день. Собственные, «сергеевские образы» появились у художника в 1965 г. Монотипия «Мыслитель» открыла в творчестве графика мир духовного бытия его героев-созерцателей, мечтателей, поэтов и философов. Вторая этапная гравюра была потаённой, никому не ведомой. Ведь в миниатюрной ксилографии Сергеев создал образ Христа (1965). С этого вневременного лика началась гравюра на дереве художника, позднее наполненная классическими мотивами древнерусской иконописи и архитектуры. В 1968 г. художник был принят в члены Союза художников СССР.
Сергеев более всего известен как ксилограф. Первая гравюра Сергеева была вырезана на спиле яблоневого дерева. Использовалась и береза, но все остальные работы выполнены на пластинах из склеенных брусочков самшита. Все гравюры художника начинаются с подробнейшей эскизной проработки на бумаге.
После бурной творческой активности в ксилографии 60-х – 70-х годов прошлого века художник перешёл к рисунку и акварели, а потом и к живописи. Почему? Просто не позволяло здоровье: пыль от шлифовки гравировальных досок из самшита вызывала сильнейшую болезненную реакцию организма. Изменилось время. Не стало заказов на станковые и книжные ксилографии. Некогда очень динамичное экслибрисное движение сошло на нет. Сейчас появился большой спрос на живопись, натюрморты и пейзажи. Владислав Сергеев исполнил около 50-ти станковых гравюр.
Пик активности в ксилографии художника приходился на период с 1967 г. до середины 1970-х годов. С большим успехом проходили выставки произведений Владислава Сергеева в Италии (Тренто) в 1971 г., где газеты писали о «почти непостижимой маэстрии резца» художника; в 1974 г. – в Бельгии (Сент-Никлас); творческая командировка в Венгрию на биеннале печатной графики в Мишкольце. Как сам мастер говорит, расцвет искусства приходит на молодость в возрасте от 30 до 40 лет, когда в душе всё бурлит, а руки сами просятся к бумаге и дереву. В это время художник сформировал смелое по образу и стилю, утонченное по исполнению, совершенно особое направление в вологодской графике. Владислава Сергеева можно назвать лучшим графиком Вологодчины. В 1977 году ему присвоено почетное звание «Заслуженный художник РСФСР».
Большинство произведений этого времени выполнено под
впечатлением от Ферапонтовских мест. Реальная личная жизнь людей
увидена в них сквозь призму иконописи и фрески. Герои Сергеева, как и он
сам в гравюрном автопортрете «Мечтатель» более напоминают монахов,
апостолов и святых воинов. Художник создает образы-символы, обращенные
к умозрению, лирико-ассоциативному прочтению, а не к простой фиксации
увиденного. Именно так построены его сложные по композиции и смыслу
листы: «Разговоры» (1968), «Любовь в древнем городе» (1968), «Вдохновение» (1968). По прошествии времени эти работы становятся ещё более современными и редкими по духовной наполненности. В них художник намного опередил свою эпоху, как бы прорываясь к нашей сегодняшней творческой свободе. Единое пространство национальной духовной памяти раскрывается во многих графических листах этого времени: «Кириллов. Церковь Сергия Радонежского», «Поваренная башня Кирилло-Белозерского монастыря», «Ансамбль Кирилло-Белозерского монастыря» (1970).
В станковых ксилографиях 1980-х годов раскрылась внутренняя религиозность, идущая от впечатлений раннего детства. Он вспоминал, как, будучи ещё совсем ребёнком, после смерти матери попал в другую семью. И единственным его душевным пристанищем стала церковь в деревне, куда он часто убегал, обращая горести и надежды детской души к деревянной скульптуре распятого Христа... В зрелые годы эти ранние ощущения поисков единения привели художника к размышлениям о традициях русской общинности, о соборности, о силе истинной веры. Эти идеи легли в основу его программной работы 1988 г. «Приглашение в Древнюю Русь». В ней дан собирательный образ древнерусского монастыря-крепости, из врат которого выходит сонм святых, простирающих руки к приплывающим парусным ладьям. А в гравюре «Дионисий» 1984 года, как и в книжных иллюстрациях этого времени, образ большого дерева мыслится мастером как воплощение духовности, как символ России.
Владиславу Сергееву удалось оформить более 10 книг, поэтических сборников, т.к. лирическая поэзия особенно близка характеру и творческому своеобразию художника. Он оформлял книги Николая Рубцова, Виктора Коротаева, Александра Романова, Анатолия Жигулина и антологию стихов русских и советских поэтов о матери. Оформление изданий включает как гравюры, так и рисунки художника. Мастер обыгрывал каждую деталь, вкладывал в миниатюры всё своё умение. Сергеев оформил три сборника стихов Николая Рубцова: «Последний пароход» (1973), «Подорожники» (1975) и «Видения на холме» (1990). В первом художник с большой силой раскрыл образ родины поэта, представив на иллюстративных разворотах «Деревенское лето» и «Старую Вологду». Мир личности самого Рубцова по вине издателей как бы отошёл на второй план. В гравюрах «Храмы на озере» и «Юноша в поле» есть проникновение в глубокий философский смысл рубцовской лирики: неразрывная связь вековых традиций духовности, слияние души человека и природы. Сергеев вспоминает, как впервые встретился с поэтом в своей ферапонтовской деревне. Его поразило, как этот, временами шумный задира, вдруг тихо ушёл в поле и стал гладить траву, как будто говоря: «Все – то тебя топчут, не жалеют». Потому и мотив лирического героя в поле – то в образе всадника, то коленопреклоненного перед цветком юноши – проходит как бы сквозной нитью через все рубцовские иллюстрации Владислава Сергеева. В сборнике «Подорожники» представлены образы и мотивы собственно лирики Рубцова. Гравюры обрамляют поэзию и создают настроение лирической грусти. В сборнике «Видения на холме» Сергеев создаёт классический, отстоявшийся с годами образ - символ поэта и поэзии.
Владислав Сергеев является признанным мастером экслибриса книжного знака. Им награвировано немногим более 30 экслибрисов, но все они являются законченными и высокохудожественными миниатюрами. Его экслибрисы так же условно-ассоциативны, как и многие станковые гравюры. Их основной образный смысл духовная, созерцательная и созидательная деятельность человека.
Если станковая и книжная гравюра стала для Владислава Сергеева наиболее значимым творческим итогом многолетнего труда, то работа в области рисунка и акварели была для художника постоянным профессиональным тренингом, подготовительным материалом для гравирования и творческой лабораторией. В мастерской художника и музейных коллекциях хранятся сотни графических произведений в оригинальной технике. Наиболее интересны из них станковые композиции конца 1960-х и 1970-х годов, портреты 1980-1990-х годов и эскизы к
гравюрам, над которыми художник работал постоянно. Это композиция «На качелях» (1970), серия рисунков «Жизнь» (1970-1972), портреты писателей Василия Макаровича Шукшина и Василия Ивановича Белова (1982), циклы рисунков к произведениям А.С. Пушкина (1969) и для поэтической антологии «Мать» (1979). Художник рисовал портрет Шукшина, будто исповедовался другу. Привлёк Шукшин силой духа своего, родством чувств, жгучей любовью к людям земли русской. Писатель В.И. Белов о художнике Владиславе Сергееве в своей статье «Размышления на тему эстетики» пишет: «Многие живописцы и скульпторы пробовали создавать образ поэта. Но никто, кроме Сергеева, не добился такого точного сходства, такой характерной для Рубцова беззащитности и душевной лиричности».
В ранних работах из серий «Купальщицы» и «Курильщики» (1968) чувствуется увлечение формальными приёмами Поля Сезанна. Манеру художника в передаче тонких нюансов внутренней жизни человека и природы сформировало знакомство, а потом и увлечение методикой работы Школы аналитического искусства Павла Филонова. В рисунках тушью, кистью и акварелью, несомненно, внимание художника к творчеству Михаила Врубеля и Александра Головина. В портретах последнего времени график отдаёт дань наследию французских мастеров конца XIX в. Эдгара Дега и Огюста Ренуара. Высокий уровень графики Сергеева всегда основывался на серьёзном изучении классического и современного, отечественного и зарубежного творческого опыта.
Сегодня Владислав Сергеев продолжает много и активно работать. Он – самый строгий и взыскательный судья своему творчеству. Его живописные произведения наполнены проникновенным лиризмом и тонкостью чувств. Большинство пейзажей написано в окрестностях Ферапонтово. Излюбленными мотивами стали: старая деревянная Ильинская церковь, Цыпина гора, деревни Оденьево и Загорье. Пишет художник осеннюю листву, весеннюю распутицу, первый снег. В живописных работах своих художник следует заветам классической школы русского лирического пейзажа настроения.
Владислав Сергеев – художник и мыслитель. Он – сокровенный человек. Сергеев говорит про себя, что ничего не хочет делать плохо. Он изучает натуру до мелочей. Художник вспоминает, что для более детальной проработки листьев, цветов и трав он даже специально купил микроскоп. Погружение в микроуровень природной жизни дало удивительные результаты. Образ Пана из будущей гравюры первоначально увидел в прожилках бересты. А в тончайшей паутине полусгнивших ноябрьских листьев ему представились особенно выразительные мотивы для состояния нежной поэтической грусти многих будущих книжных иллюстраций. Художник постоянно соизмеряет свои творческие задачи с серьёзной литературой, классическим русским религиозно-философским и эстетическим наследием. У художника большая библиотека. В тишине ферапонтовского дома он перечитывает Достоевского и Василия Розанова, Николая Бердяева, Сергея Булгакова, Ивана Ильина и Павла Флоренского. Это редкий для современного художника багаж знаний, ощущений и переживаний. Именно он позволяет мастеру формулировать и отстаивать свои позиции в искусстве, даёт возможность выходить в созданных произведениях на серьёзный уровень художественной правды. Его судьба и творчество наглядно подтверждают старую мысль об исключительной роли творца в формировании духовного климата современного ему общества. Как бы ни складывалась жизнь самого художника, созданные им работы формируют вокруг себя ауру доброты и глубокого сопереживания. Ведь Сергеев, по его словам, всегда искал гармонии. И учился этому у природы. Дом его на Цыпиной горе, обращённый окнами на восход солнца, открыт каждому, кто входит в него с миром и любовью. Именно этими критериями в жизни и творчестве поверяет он и самого себя, и всех нас, современников тоже, говоря с нами просто и красноречиво о главном, родине ли – большой и малой, об истории ли – давней и современной. И там, где художнику не хватает слов, на помощь ему приходят его работы графические и живописные, в которых выражена суть его творческой философии преодоление хаоса и обретение гармонии, потому что только через лад – в душе человека и каждом русском доме – сможет и страна, гудящая ныне, как разворошенный улей, прийти к так желанному всем россиянам согласию.
 Владислав Сергеев участник всесоюзных, всероссийских, международных, республиканских, зональных, областных, городских выставок с 1963 года. Персональная же ретроспективная выставка произведений графики и живописи художника проводилась впервые в 1998 г. в Выставочном зале Череповецкого музейного объединения, а затем в Вологодской картинной галерее, – в связи с 60-летием Заслуженного художника России. Был издан прекрасный альбом-каталог в честь юбилея мастера со статьями известного писателя Василия Белова, председателя комитета по культуре и искусству администрации Вологодской области Владимира Кудрявцева и директора Вологодской областной картинной галереи Владимира Воропанова. В 1999 г. Указом президента Российской Федерации художник-график Владислав Александрович Сергеев был награждён «Орденом Почёта» за заслуги в области культуры и искусства.
Произведения мастера хранятся в музеях Архангельска, Вологды, Кириллова, Москвы, Перми, Кирова, Петрозаводска, Сыктывкара, Череповца, Ярославля, Раахе в Финляндии и др. Деликатно подходя к теме произведения, художник с большим мастерством и психологической точностью создал за последний период творческой деятельности живописные портреты Игоря-Северянина, Николая Рубцова – к 70-летию со дня рождения поэта, Вячеслава Евгеньевича Позгалёва. Сейчас художник с большим удовольствием работает в технике живописи, наслаждаясь цветовыми возможностями акварели и сокрушаясь, что не занимался ею всерьёз раньше.
Искусство этого «сокровенного человека» сегодня более необходимо нам, чем он сам нуждается во внимании со стороны. Ведь мы обделены качеством культуры. Здесь и встаёт во весь рост личность и творчество Сергеева, ещё для нас полностью не открытые и не познанные.

Дата: 04 июня 2008

Комментарии:

Вы должны авторизоваться на сайте чтобы оставлять комментарии.
Пройти авторизацию
Вконтакте Facebook Twitter




Copyright © 2004-2017 «КЛУБИНКА.РУ»
Все права защищены.
 
162600, Вологодская обл., г. Череповец, ул. Дзержинского, д.20
Тел. +7 921-544-72-55
Email: afisha35@yandex.ru
+7 (8202) 74-75-76 - центральная касса
↑ Наверх