"БиС" Продюсерская компания

ДОБРОЙ НОЧИ, ФРАНКЕНШТЕЙН

ФРАНКЕНШТЕЙН: ЛИ МИЛЛЕР
 
 
 
История романа #Франкенштейн - это еще один пример того, как массовая культура тиражирует образ, напрочь забыв об авторе и халатно перепутав имена персонажей. Славная, гениальная не менее, чем ее муж Мэри Шелли, видимо, предвидела это, обращаясь к теме отношений между Создателем и Созданием. На мой взгляд, режиссеру нового спектакля Королевского национального театра Дэнни Бойлу удалось разгадать ее замысел и показать всю его глубину. 
 

Никакой фантастики кроме реальности. Никаких монстров кроме человека. 
 

Подобрать актеров вряд ли можно было лучше, с первых минут игра обоих – Кембербетча и Миллера - захватывает и держит в напряжении до конца. Продуманное оформление сцены, использование техники в стиле стимпанк, удивительная музыка и очень бережное отношение ко времени (ведь действие романа длится много лет, что сложно передать на сцене без условностей). Не знаю, как такое возможно, но во время действия я про себя вспомнила два стихотворения Перси Шелли, которые читала еще в институте, и мне несколько раз хотелось зарыдать в голос от того, как все происходящее прекрасно и ужасно. Как все оно про нас и для нас. «Доброй ночи! Нет, не доброй ночи!...» и слезы все равно затекали сквозь сжатые зубы. 
 

Даже сейчас, чтобы вернуть мысль – отступлю. В зале мест не было, совсем. Но четыре года посещения спектаклей 
#theatreHD в #moricinema не оставляют иллюзий: такое не под силу даже Холмсам. Билеты были выкуплены для курсантов Училища связи (извините, по привычке так называю), и у касс я видела людей, которые разочарованно уходили ни с чем. Они не знали, что в зале, куда они так хотели попасть, кто-то спал. Кто-то ел. Кто-то смеялся. Кто-то целовался. Шел нормальный процесс приобщения к прекрасному.
 

Прекрасно-ужасному. Я не про сюжет. Мы читаем роман, и там есть любовь, исторические факты, социум, фантастика… Я все еще про смысл, который дан в спектакле прямо и откровенно. В образах доктора Франкенштейна и его безымянного Создания визуализируется архетип раздвоения личности, внутренних противоречий человека. Именно поэтому и спектакля два: актеры меняются местами, и когда играют одну роль, не могут не проигрывать внутри себя одновременно и вторую. Создатель и Создание – одно целое. 
 

Человек интеллектуально совершенствуется, познает мир. Достигает успеха. Чувствует себя одиноким. Впускает в сердце гордыню. Открывает в себе злодея. Боится и теряет контроль над этой темной сущностью. Совершает ошибки, преступления. Раскаивается, ищет опору, но не может убежать от себя. Почему? Ответа не даст ни роман, ни спектакль. Жизнь, пожалуй.Но как правило - поздно. 
 

И: "Боишься ты?" И: "Боишься ты?"
И: "Видишь ты?" И: "Видишь ты?"
И: "Разве вольные не плывем
Над странной бездной вдвоем,
Я и ты?"
 
Анна Красушкина
 
 

ФРАНКЕНШТЕЙН: КАМБЕРБЭТЧ
 
 
Первое, что каждый раз приятно удивляет на сеансах TheatreHD в ”Мори Синема”, это полный зал. Ну или почти полный. Насколько я знаю, первая часть “Франкенштейна” с Бенедиктом Камбербэтчем в роли Создания прошла при аншлаге: купить билет в день показа, как мы привыкли поступать в кинотеатре, было нельзя. На второй версии спектакля с Созданием Ли Миллером свободных мест тоже почти не было — так, несколько боковых кресел. Не на каждом блокбастере такое встретишь. Думаю, основная заслуга в этом, конечно, у звездного состава и громкого имени оскароносного режиссера Дэнни Бойла. 
 

Не вижу смысла пересказывать сюжет. Он, думаю, и так известен всем. Даже тем, кто не читал книгу и не смотрел ни одну из экранизаций. 
Постановка Бойла и правда шикарна. Каждое движение, каждая фраза, свет, звук, трансформации сцены — все продумано и отточено, ничего лишнего, все значимо и все подчинено замыслу режиссера. Ну и хочется отдать должное операторам и монтажерам: съемка отличная, сидя в кинозале, ощущаешь себя в театре, в непосредственной близости от сцены. 
 

Актерская игра, естественно, на высоте. Причем я бы отметила, что не только у Камбербэтча и Ли Миллера, но и у всех второстепенных персонажей. Жена доктора Франкенштейна с ее желанием понять страсть мужа к науке и сожалением о том, что ей не дали возможности учиться тому, что знает Виктор — дань феминизму, снова актуальному сегодня, и определенно занимавшему ум Мэри Шэлли, создательницы “Франкенштейна”. Интересно, что раньше я этой линии в произведении не придавала никакого значения, а ведь она определенно важна, учитывая личность Мэри и обстоятельства времени написания романа. 
 

На игру Ли Миллера в роли Создания можно смотреть почти бесконечно и задаваться одним вопросом: как? Как живой человек может так играть? Как можно вообще выжить после такого напряжения на сцене? Каждому его движению веришь безоговорочно, каждое новое чувство воспринимаешь, как свое. Очень пожалела, что не довелось увидеть в этой же роли Камбербэтча. Было бы чертовски интересно сравнить. Надеюсь, “Мори” еще раз покажет нам постановку, раз уж она оказалась так востребована зрителями. 
Ну и в заключение. Мысль не нова, но, увы, правдива. Нет монстра страшнее человека. И превращение “чудовища” в человека далеко не всегда — хорошее превращение.

Анна Казакова
 
 
Автор: Анна Казакова / Анна Красушкина
Дата: 09 апреля 2019